Take a fresh look at your lifestyle.

Исследования интерференции в Харьковской психологической школе (Заика Е.В.)

0 2

pamyat-interferenciya-2-11Значительный вклад в разработку проблем интерференции с позиций деятельностного подхода внесли представители Харьковской психологической школы Г.К. Середа (1925-1995) и А.Н. Лактионов (1946-2008). Приведём основные методики и результаты экспериментальных исследования интерференции, полученные ими в 70-е годы.

1. Варьирование способов предшествующего действия (Г.К. Середа, Б.И. Снопик)

Исследована проактивная интерференция в ситуации, когда первое действие варьируется по содержательности способов непроизвольного запоминания одного и того же (тождественного) материала, а второе – неизменно и предполагает произвольное запоминание другого, сходного материала. В первой серии эксперимента испытуемые ориентированы на выделение формальных признаков материала, а не его семантики (зафиксировать места расположения букв в предъявленном буквенно-цифровом наборе). Во второй серии – на семантику материала (составить из букв одно или несколько слов или осмысленных сочетаний).

Оказалось, что эффективность воспроизводства материала, произвольно запомненного после различных по содержанию предшествующих действий, зависит от особенностей этих предшествующих действий. Действия, ориентированные на выделение формальных признаков в материале и предполагающие использование лишь простейших и малосодержательных способов (первая серия), приводят к менее эффективному последующему запоминанию аналогичного материала. Действия же, ориентированные на выделение существенных, семантических характеристик и предполагающие применение сложных содержательных способов преобразования материала (вторая серия), обеспечивают более эффективное последующее запоминание такого же материала. Таким образом, в условиях одинаковой мнемической задачи, тождественного материала и тождественных условий его предъявления, эффективность запоминания материала изменяется в зависимости от особенностей и содержания способов выполненного предшествующего действия со сходным материалом. Происходит интерференция способов смежных действий, обнаруживаемая по влиянию способов предшествующего действия на результаты последующего.

2. Последовательное выполнение заданий с буквами и цифрами (Г.К. Середа, А.Д. Файер)

Исследована также проактивная интерференция в условиях формальных и содержательных способов первого действия. В одной серии задается формальное действие с буквами (определить, каких среди них больше: гласных или согласных), в другой – содержательное (попытаться составить осмысленные слова). Последующее действие – непроизвольное запоминание цифр при определении, каких среди них больше: четных или нечетных. Воспроизводятся сперва цифры, потом буквы.

Оказалось, что эффективность воспроизведения и цифр, и букв в обеих сериях различна. При формальном действии с буквами буквы запоминаются плохо, зато хорошо запоминаются цифры. А при содержательном действии с буквами буквы запоминаются хорошо, зато плохо запоминаются цифры. При этом общая сумма правильно воспроизведенных и букв и цифр примерно одинакова, но внутри неё по-разному распределены доли букв и цифр в зависимости от степени содержательности одного из действий (предшествующего).

Таким образом, непроизвольное запоминание материала в результате выполнения более содержательного действия подвержено интерференции в малой степени, однако оно само оказывает более сильное тормозящее влияние на непроизвольное запоминание действия последующего. Непроизвольное же запоминание, наступившее в результате мало содержательного действия, в меньшей степени оказывает тормозящее влияние на запоминание последующего действия. При этом один и тот же материал, входящий в предыдущее действие, по-разному интерферирует с последующим в зависимости от содержания предыдущего действия.

3. Варьирование содержания смежных действий (А.Н. Лактионов)

Исследованы особенности ретроактивной информации по отношению к материалу, занимающему разное место в структуре деятельности: цели, способов или фона. Во всех случаях материалом выступали ряды слов. Они представали фоном в задании подсчитать общее количество букв, способом – в задании расставить в словах ударения, целью – в задании составить из них связные предложения. При этом осуществляется полный перебор всевозможных их сочетаний: то, что входило в цель (способы, фон) первого действия, сочеталось с целью же, или способом, или фоном действия второго. После выполнения действия последующего от испытуемого требовалось воспроизвести слова, с которыми он имел дело в действии предыдущем.

Оказалось, что чем более высокое место в структуре деятельности занимает материал (цель-способ-фон), тем менее его непроизвольное запоминание подвержено ретроактивной интерференции. Материал, входящий в цель, после его торможения последующим действием запоминается на 70-90% от того объема, который воспроизводился бы без всякого торможения; входящий в способы – на 40-70%; а входящий в фон – лишь на 10-40%.

Таким образом, интерференция в памяти проявляется на разных уровнях деятельности, и ее величина существенно зависит от места запоминания материала в структуре деятельности.

4. «Невыполненное действие» (А.Н. Лактионов)

Исследована зависимость запоминания материала от установки человека на содержание последующего действия (подчеркнем особо: не от самого последующего действия, а от того, каковым оно ожидается, представляется; реально же оно осуществляться не будет). Здесь интерференция рассматривается не на исполнительском уровне деятельности (как это делалось традиционно), а на ориентировочном: второе действие не выполняется совсем, однако оно ожидается испытуемым и о его содержании ему известно еще до выполнения первого действия, в момент его подготовки. При этом варьируются вид запоминания материала: непроизвольное или произвольное, — и фактор сходства двух действий: в одних случаях задаются действия сходные, в других – несходные. Материал – слова (те же, что и в методике, описанной выше).

Оказалось, что реактивное торможение со стороны ожидаемого (но фактически не выполненного) последующего действия наблюдается лишь в одном случае – при непроизвольном запоминании материала и установке на выполнение второго сходного действия. Ожидаемое последующие действие никак не влияет на эффективность реально осуществляемого первого (и единственного) действия в случае запоминания произвольного (независимо от сходства или несходства действий) и в случае ожидаемого несходного действия при запоминании непроизвольном. Таким образом, интерференция может проявляться (в некоторых конкретных, четко ограниченных случаях) и на стадии ориентировки, подготовки действия к исполнению.

В работе, которая тесно примыкает к описанным выше исследованиям Г.К. Середы и А.Н. Лактионова, исследовано влияние ретроактивной интерференции на устойчивость сохранения в памяти текстового материала. У испытуемых (студентов) определялся тип мышления: теоретический (ориентированный на выделение в тексте содержательных связей, по принципу восхождения от абстрактного к конкретному) или эмпирический (ориентированный на установление формальных связей, без глубокого проникновение в смысловое содержание текста). Для произвольного запоминания предъявляется научно-популярный текст объемом 1,5 стр., затем осуществлялось торможение его другим сходным текстом, после чего следовало воспроизведение первого.

Оказалось, что устойчивость сохранения текста в памяти является различной при разных типах мышления, а также чувствительна и к степени сформированности мыслительных операций в пределах каждого типа. При теоретическом развитом типе мышления воспроизведение после интерференции почти не отличается от обычного воспроизведения: оно имеет четкую логическую структуру (восхождение от абстрактного к конкретному) и содержит основной фактический материал; теряются лишь некоторые второстепенные детали и процесс воспроизведения ощущается субъективно очень трудным. При слабо развитом теоретическом типе – основной фактический материал отражается достаточно полно, но его теоретическая структура существенно нарушается: преобладающими становятся связи не содержательные, а формальные; в целом же материал представлен вполне связно. При эмпирическом высоко развитом типе основной фактический материал и формальные связи в нем отражаются достаточно полно, однако выпадают некоторые неглавные факты. А вот при эмпирическом средне- и слаборазвитом типах – воспроизведение очень невелико по объему, менее важные положения утрачиваются, и преимущественно отрывочно: отдельные факты приводятся разрозненно, вместо фактов нередки лишь упоминания о них («что-то было еще о том-то и том-то»), встречаются включения элементов из другого текста; процесс воспроизведения протекал медленно, прерывисто и продолжался нередко лишь после настойчивых просьб экспериментатора.

Следовательно, устойчивость текстового материала к интерференции существенно зависит от содержания мыслительных способов, применяемых при запоминании. Высокий уровень организации мыслительных процессов обеспечивает и более высокую его устойчивость к интерференции, а низкий уровень – низкую.

В описанных исследованиях Г.К. Середы и А.Н. Лактионова (а также в работе) отчетливо показаны факты тесной взаимосвязи интерференции от особенностей выполняемой человеком деятельности. Традиционно использовавшееся в зарубежной психологии представление о механическом взаимодействии следов памяти как непосредственном психологическом механизме интерференции оказывается в связи с полученными результатами явно недостаточным для объяснения фактического материала.

Решающее влияние на особенности проявления и величину интерференции в памяти оказывают характеристики выполняемых человеком действий, место запоминаемого материала в структуре деятельности и состав способов действий человека с материалом.

Описанные исследования в своей совокупности являются весомым фундаментом для становления деятельностного подхода к изучению интерференции, однако они не дают полного объяснения всех нюансов ее проявлений. В русле деятельностного же подхода возможно наметить дельнейшие перспективы исследований интерференции в памяти. Назовем некоторые общие принципы этих исследований.

Аналогично, и в интерферирующем (влияющем на основной) материале также должны быть одновременно представлены элементы с различными признаками (типа: входят в цель – в способы – в фон; соответствуют эталонам целостным или фрагментарным).И тогда варьируя сразу две переменные – место материала в основном и в интерферирующем задании и степень его сходства или различия, можно будет четко зафиксировать различные «межуровневые» проявления интерференции (например, когда и основной, и интерферирующий материал входят оба в фон или один в фон, другой в способы, или один в способы, а другой в цель).

Прежде всего, целесообразен такой подбор материала (подвергаемого тестированию на интерференцию), в котором одновременно представлены элементы (или их признаки), обладающие различными характеристиками. В этом случае можно четко зафиксировать, запоминание каких объектов (или признаков) подвергается интерференции в наибольшей степени, а каких – отличается высокой устойчивостью.

Основной варьируемой характеристикой объектов, содержащихся в одном и том же предъявляемом материале, является их место в структуре деятельности: входят ли они в цель, в способы или в ее фон, а также их связь с мотивами деятельности. Это могла бы быть классическая методика П.И. Зинченко «Варьирование задач на раскладку карточек», на которых представлены и рисунки предметов, и двузначные числа. В одних задачах целью испытуемого являются рисунки, и числа выступают фоном, в других – наоборот. Если после каждой из этих задач испытуемому давать последующее, интерферирующее с ними действие, то можно потом зафиксировать: в какой степени, в каком отношении подвержены ретроактивной интерференции элементы одного и того же материала, входящие в цель и составляющие ее фон. Аналогично это можно проследить и на другой, в некоторой степени альтернативной ей методике «Целенаправленный анализ числового ряда». Предъявляется ряд из десяти двузначных чисел, в котором четыре из них, специально отыскиваемые испытуемым из общего набора, составляют цель его действий, а остальные выступают ее фоном. Затем фиксируется, в какой степени и целевые, и фоновые числа этого ряда подвержены интерференции со стороны другого, последующего действия с другим материалом. Возможны и более простые варианты методик, включающих в себя одновременно и целевой, и фоновый материал. Например, предъявление знаков, нарисованных на разном фоне (А – на красном, К – на зеленом, Н – на сером) – в этом случае фиксировались бы результаты непроизвольного запоминания и букв и цвета их фона. Или набор букв, нарисованных разным цветом (А – красная, В – синяя, П – коричневая). В одних случаях испытуемому приходилось бы действовать с буквами (их семантика – цель, а их цвет – фон), а в другом – с их цветом (и тогда цвет – цель, а семантика букв – фон).

Такого рода методики особо удачны в том отношении, что здесь фоновые признаки гарантированно входят в зону отчётливого восприятия испытуемых в течении достаточно длительного времени, чего, увы, не гарантирует классическая методика П.И. Зинченко.

Другой варьируемой характеристикой могла бы выступить степень привычности непривычности предъявляемых изображений, соответствующая функционированию либо целостных, либо фрагментарных эталонов памяти при их восприятии. Например, это могла бы быть методика вычерчивания испытуемым на ватмане линий различных конфигураций, огибая при этом расположенные на листе фигурки, часть из которых – буквы, часть – бессмысленные конфигурации такой же сложности, при этом все фигурки составляют фон основных действий испытуемого, а цель является проведение линий. Или методика «Накладывание фигурок на схему», в которой аналогичные фигурки входят в способы достижение цели – составления заданной конфигурации. После каждого из этих действий дается интерферирующее задание и затем фиксируется, в какой степени и в каком соотношении подвержены интерференции фигурки, соответствующие целостным или фрагментарным эталонам (напомним, что разным видам эталонов соответствуют различные по составу и организации перцептивные операции, т.е. способы перцептивного анализа изображений).

Принципиально важным также представляется сопоставление результатов влияния интерференции с влиянием незаполненного промежутка времени, а также с непосредственным воспроизведением материала (что соответствует классической схеме исследования интерференции). Не менее важным является изучение интерференции в возрастном аспекте (на детях разного возраста и на пожилых людях), а также тестирование ее влияния по результатам не только воспроизведенного материала (как это обычно делается), но и его узнавания (что с позиции деятельностного подхода не изучалось совсем).

Намеченная программа дальнейшего изучения интерференции в русле деятельностного подхода (как развитие исследований Г.К. Середы и А.Н. Лактионова) требует значительных затрат времени и усилий. В настоящее время мы имеем результаты исследований лишь по одной из упомянутых методик – «Целенаправленный анализ числового ряда».

Испытуемыми выступили юноши-старшеклассники 16-17 лет различных школ г. Харькова, опыт проводился одновременно с 3-4 испытуемыми. Каждому предлагалась карточка с десятью двузначными числами (у всех испытуемых – разные). По заданию экспериментатора они отыскивают числа, отвечающие заданным требованиям, и «в уме» отмечали как сами эти числа, так и результаты задаваемых действий с ними. Время выполнения действий – примерно 3 мин.

После этого в первой серии эксперимента у испытуемых берется непосредственное воспроизведение всех чисел (письменно). Во второй серии вводится незаполненная пауза – посидеть с закрытыми глазами, постараться расслабиться и ни о чем конкретном не думать. В третьей серии дается интерферирующее действие: расположить на столе в возрастающем порядке 12 двузначных чисел, написанных на маленьких карточках (эти числа не совпадают с числами из основного ряда). Длительность незаполненной паузы упорядочивания чисел – приблизительно 1 мин. После паузы и после раскладки испытуемых просят воспроизвести числа исходного ряда.

Полученные результаты представлены в виде таблицы (их следует рассматривать лишь как предварительные).

Таблица 2.11

Отметим также, какую долю в общем объеме воспроизведения составляет материал, входящий в цель и входящий в фон. При непосредственном воспроизведении целевой материал занимает 87% общего объема, а фоновый – 13%. При незаполненной паузе – 92% и 8%, при интерферирующем действии – 98% и 2%.

Таким образом, в случае, когда материал содержит элементы одного типа, но занимающие разное место в структуре деятельности (цель — фон), интерференция имеет место по отношению к обоим видам материала; однако в отношении целевого материала она минимальна (он в целом сохраняется, хотя и с некоторыми потерями), а в отношении фонового – максимальна (он стирается сокрушительно, почти полностью). При этом результаты воспроизведения после незаполненной паузы занимают как бы промежуточное положение между воспроизведением непосредственным и после интерференции – в отношении и целевого, и фонового материала почти в одинаковой степени.

Впрочем, вывод о зависимости величины интерференции от места различных частей материала в структуре деятельности нуждается в дальнейших уточнениях и подтверждениях. Ведь полученные нами результаты, как и упомянутые выше данные А.Н. Леонтьева, могут иметь и альтернативное объяснение: просто материал, который сам по себе запоминается лучше (например, на 80% по данным непосредственного воспроизведения, как это часто бывает с материалом, входящим в цель), обладает и большей устойчивостью к интерференции (т.е. причина не во вхождении его в цель, а в общей высокой запоминаемости); материал же, запоминающийся хуже (например, на 20% по данным непосредственного воспроизведения, как это обычно случается с материалом фоновым), обладает меньшей устойчивостью. Для выяснения этого момента (причина именно в месте материала, независимо от его запоминаемости, или в общей его запоминаемости, независимо от места) считаем целесообразным проведение экспериментов, в которых эти два возможных фактора влияния разделялись бы – например, в ситуации, когда целевой материал запоминался бы исходно лишь на 30-40%, а фоновый по крайней мере на 40-60% (хоть в одной серии экспериментов, хоть в разных; с учетом данных, добиться этого сравнительно не сложно).

В целом же проблема интерференции в памяти нуждается в дальнейших исследованиях с позиции деятельностного подхода и имеет на этот счет неплохие перспективы. И краеугольным камнем в разработке этой проблемы являются пионерские исследования Харьковской психологической школы Г.К. Середы и А.Н. Лактионова.

Совокупность полученных результатов о закономерностях проявления интерференции в памяти в зависимости от различных характеристик деятельности может быть положена в основу разработки практических рекомендаций по управлению интерференцией в учебной и трудовой деятельности человека, направленных, в частности, на уменьшение ее негативного влияния на запоминание.

Вместе с тем в этих исследованиях остались вне поля зрения вопросы, касающиеся особенностей проявления интерференции в других видах памяти, кроме логической, также влияния мотивов на проявление интерференции и зависимость величины интерференции от особенностей эталонов и схем долговременной памяти и др. Решение этих вопросов составляет задачу дальнейших исследований интерференции.

Список литературы

  1. Бочарова С.П., Лактионов А.Н. Изучение интерференции в кратковременной памяти в связи с типологическими особенностями нервной системы // Вопр. психол., 1972, № 1. С. 37-45.
  2. Лактионов А.Н., Середа Г.К. К вопросу о психологической природе интерференции в кратковременной памяти // Проблемы инженерной психологии и эргономики. Вып. 1. – Ярославль, 1974. С. 143 -149.
  3. Лактионов А.Н. Эффективность воспроизведения и узнавания в кратковременной памяти в случае проактивной и в случае ретроактивной интерференции // Вест. Харьк. ун-та, 1975. № 122. : Психология. Вып. 8 С.20-28.
  4. Середа Г.К. Изучение психологической природы специфических эффектов памяти // Вест. Харьк. Ун-та, 1986. № 287 : Психология личности и познавательных процессов. – С. 38-45.
  5. Середа Г.К. Новый подход к пониманию природы памяти и теория функциональных систем // Вест. Харьк. Ун-та, 1978. № 171 : Психология памяти и обучения. Вып. 11 – С. 3-8.

Егорова Э.Н., Заика Е.В. Память и интерференция. Монография.
Глава 2. Основные направления и результаты исследования интерференции в отечественной (советской) психологии с позиций деятельностного подхода. 2.3. Исследования интерференции в Харьковской психологической школе (Заика Е.В.)

Оставьте ответ

Adblock
detector