Take a fresh look at your lifestyle.

Характеристика деятельностного подхода в изучении памяти и интерференции (Егорова Э.Н.)

0 5

Деятельностный подход к памяти, развитый в работах П.И. Зинченко и А.А. Смирнова в 30-50-е г. прошлого века, являлся ведущим в отечественной психологии памяти до середины 80-х гг. ХХ ст.. Благодаря его применению разработано огромное количество методик исследования непроизвольной и произвольной памяти, получены многочисленные данные о закономерностях функционирования памяти, имеющие большое значение для рациональной организации учебной и профессиональной деятельности. Немало данных этот подход позволил получить и о таком феномене памяти, как интерференция.

Под интерференцией в отечественной психологии с позиций деятельностного подхода понимается взаимное влияние двух (или нескольких) действий. Одним из проявлений интерференции выступает изменение мнемического эффекта одного из таких действий: результат запоминания, к которому привело выполнение действия, оказывается при наличии другого соседнего действия иным (обычно хуже) по сравнению с ситуацией, когда другое соседнее действие отсутствует. Поскольку в реальной жизни (в отличие от лабораторных экспериментов) человек обычно выполняет не изолированные действия, а их последовательности, то интерференция в памяти может рассматриваться как ее универсальная характеристика.

Изменяется в отечественной психологии и понимание репродуктивной интерференции. В случае двух последовательно выполняемых действий можно изучать влияние второго действия на мнемический эффект первого, фиксируемый после выполнения второго действия – это интерференция ретроактивная (влияние последующего на предыдущее). Или влияние первого действия на мнемический эффект второго – это интерференция проактивная (влияние предыдущего на последующее).

Как мы указывали выше, интерференция в памяти являлась классическим объектом многочисленных исследований в зарубежной психологии (еще с конца 19 ст.) и справедливо считается одним из механизмов забывания материала в памяти (наряду с другими механизмами: простым угасанием следа как функции времени). В работах разных авторов убедительно показано, что ее величина (т.е. степень отрицательного влияния на мнемический эффект изучаемого действия) зависит от ряда объективных параметров заучиваемого материала и условий заучивания: сходства первого материала со вторым, степени заучивания каждого из них, величины интервала между заучиваниями двух материалов, видов материала (рисунки, слова, числа) и др.

В отечественной психологии также выполнен ряд исследований интерференции в памяти, начиная с классического изучения её с позиций деятельностного подхода А.А. Смирновым в конце 30-х годов. В этих исследованиях основное внимание уделяется не объективным характеристикам материала и условиям запоминания, а особенностям деятельности испытуемых с материалом: ее способам, целям, фону, а также приемам ее саморегуляции (подробный обзор и анализ этих работ см. в [52], с. 221-256).

В советской психологии, традиционно опирающейся на принципы деятельностного подхода [14,15,17, 33,34, 49], память рассматривается не как изолированная функция мозга, а как активный мнемический процесс, неразрывно связанный с активной деятельностью субъекта, его мотивами, целями и т.п. [17, 33, 37, 49, 52 и др.].

Это находит свое отражение и в изучении эффекта интерференции. Изменение представления об особенностях проявления интерференции связано с пониманием активного характера процессов забывания. Так, А.Р. Лурия указывает, что «функция забывания не только и не столько в «вытеснении», «выталкивании», «изгнании» или «отбрасывании» информации, сколько в ее преобразовании в соответствии с целью действия, и начинается этот процесс не после запоминания и воспроизведения, а одновременно с ними. Программа такого преобразования составляется уже на ориентировочной фазе действия. Поэтому можно предполагать, что роль забывания не ограничивается переработкой информации, но связана с перестройкой мнемического или познавательного действия» [35, с. 88]. На активный характер забывания указывал также П.И. Зинченко, подчеркивая, что забывание представляет собой не автоматический процесс, а особую психическую деятельность. «Ведь забывание – это не просто стирание или погружение запечатленного материала в некоторый более глубокий слой, а особая «зашифровка» содержания этого материала, т.е. особый семиотический процесс» [17, с. 233-234]. Такой подход требовал детального анализа мнемической деятельности для определения механизма проявления интерференции, анализа ее операций и их взаимодействия.

Одним из первых исследований данного феномена в советской психологии была работа А.А. Смирнова [52]. Интерференция понималась им как один из видов взаимодействия психических процессов, которые протекают не изолированно друг от друга, а в тесной связи и взаимодействии [52, с. 354]. На основании своих экспериментальных исследований он выделяет следующие основные факторы, детерминирующие проявление ретроактивной интерференции:

  • сходство деятельностей по обработке запоминаемого основного и интерферирующего материалов, выраженное в сходстве способов мнемической деятельности;
  • уровень трудности интерферирующей деятельности.

В дальнейшем фактор трудности интерферирующей деятельности рассматривался советскими исследователями в соотношении с традиционными факторами, выделенными представителями школы бихевиоризма, в частности, мерой сходства материалов основной и интерферирующей деятельности [9, 29, 38, 43]. Было показано, что фактор меры сходства материалов более значим, чем мера трудности. В другом исследовании [30] было показано, что мера трудности последующей деятельности как фактор, детерминирующий проявление интерференции, непосредственно связана с перестройкой мнемической деятельности: чем меньше возможность перестройки мнемической деятельности, тем больше уровень интерференции. В исследованиях советских психологов рассматривались также зависимость проявления интерференции от особенностей запоминаемого материала (отдельные слова или тексты; степень конкретности и абстрактности материала и др.), от характера актуализации заученного материала (узнавание или воспроизведение), особенности проявления интерференции при произвольном и непроизвольном запоминании. Было установлено, что при узнавании интерференция уменьшается или вовсе отсутствует [28, 43, 48]; отдельные слова воспроизводятся и узнаются лучше, чем тексты [8, 43]; конкретный материал менее подвержен интерференции, чем абстрактный [8, 10]; статистически значимых различий между интерференцией в произвольном и непроизвольном запоминании в целом не оказалось [56]. В большинстве работ делается вывод, что величина ретроактивной интерференции и сама возможность ее появления определяется характером деятельности с материалом и способами этой деятельности [16, 30, 43, 52, 57], уровнем мотивации субъекта [47] и т.п.

В исследованиях советских психологов в 70-е — 80-е годы наблюдается соединение принципов структурно-функционального и деятельностного подхода, благодаря чему явление интерференции в кратковременной и долговременной памяти получает более глубокое раскрытие, как в плане психологических механизмов, так и в плане более полной систематизации объективных и субъективных факторов, детерминирующих проявление данного феномена в памяти. Проявление интерференции в кратковременной памяти связывается с ее важнейшим функциональным механизмом количественного и качественного отбора информации, который происходит в соответствии с ее значимостью для решения конкретных задач [3, 6, 7, 23, 27].

И на этом этапе исследования интерференции в отечественной (советской) психологии также очень многоплановы и разнообразны. Изучаются особенности проявления интерференции в произвольной и непроизвольной формах кратковременной памяти [5]; рассматриваются особенности про- и ретроактивной интерференции при воспроизведении и узнавании в КП [28]; анализируется взаимосвязь проявления интерференции в КП с особенностями нервной системы [2, 4, 40]; исследуются основные функции про- и ретроактивной интерференции в процессе преобразования информации [23] и др.

В исследованиях С.П. Бочаровой [5], направленных на изучение особенностей проявления интерференции и отбора информации в непроизвольной и произвольной формах кратковременной памяти, было показано, что увеличение трудности задач за счет появления иррелевантной избыточной информации снижает эффективность КП, причем произвольная форма КП в данном случае более подвержена влиянию интерференции. В исследованиях С.П. Бочаровой и А.Н. Лактионова [4] были выявлены корреляционные зависимости между проявлением проактивной интерференции в КП и уровнем инертности нервных процессов; корреляции между психофизиологическими показателями и уровнем ретроактивной интерференции обнаружено не было. Было также установлено, что уровень ретроактивной интерференции значительно выше уровня проактивной интерференции при равных условиях предъявления информации и различных типах нервной системы испытуемых.

В исследованиях Р.С. Моргуновой [40] проводился анализ корреляционных связей проявления ретроактивного торможения в КП и в ДП с половым диморфизмом и психофизиологическими особенностями индивида. Полученные результаты показывают, что женщины менее подвержены влиянию ретроактивного торможения, чем мужчины. При этом связь типологических особенностей нервной системы с ретроактивной интерференцией у женщин и у мужчин различны. У женщин проявление ретроактивного торможения в КП больше у индивидов с меньшим уровнем реакции активации; лучшее сохранение материала в ДП связано с более высоким уровнем исходной активации, со слабой и лабильной нервной системой. У мужчин корреляция уровня проявления ретроактивного торможения с типологией нервной системы имеется только в долговременной памяти, фактором более успешного длительного сохранения является более низкая исходная корковая возбудимость в сочетании с более сильной нервной системой. Мужчины, испытывающие большее влияние ретроактивного торможения, отличаются преобладанием у них тормозных процессов.

В исследовании В.В. Колышкина [23] изучается роль интерференционных механизмов памяти в процессе адаптации. Он указывает, что процессы интерференции играют определяющую роль при селекции информации, приводящей к избирательному использованию (воспроизведению) значимой информации в условиях адаптации. Анализируя особенности проявления проактивной и ретроактивной интерференции, В.В. Колышкин отмечает, что проактивная интерференция влияет на формирование следа поступающей информации, а проактивная интерференция влияет на воспроизведение уже сформировавшегося следа.

В ряде работ советских авторов [12, 21, 26, 41, 54] рассматривается зависимость проявления интерференции и потери информации в памяти от утомления субъекта. Показано, что операции, выполняемые в сенсорной памяти, меняются только у детей, что влияет на продолжительность хранения информации в сенсорной памяти, снижая ее продуктивность. У взрослых утомление действует лишь на операции более высоких уровней: контроль и поиск информации в КП, перевод информации в ДП [21]. Подчеркивается, что устойчивость к интерференционному влиянию связана с особенностями операций преобразования информации на различных уровнях памяти и уровнем их автоматизации.

На основании экспериментально установленного факта, что невоспроизведенный или ошибочно воспроизведенный материал может быть восстановлен испытуемым в правильной форме при узнавании, рядом исследователей была выдвинута гипотеза, что интерференция связана не с нарушением формирования следов памяти или их последующим разрушением, а с нарушением процессов, ответственных за воспроизведение образовавшегося следа [1, 11, 13,19, 39, 55]. При этом подчеркивается, что акт воспроизведения представляет собой не пассивный результат упрочения следа, а активную деятельность, в процессе которой строится и качественно изменяется механизм регуляции воспроизведения [37]. Эта гипотеза также может быть подтверждена экспериментальными данными ряда работ, показавшими, что забывания как полного разрушения следов памяти не существует, имеется лишь более или менее сильное вуалирование следов (энграмм) памяти, которое и приводит к невоспроизведению заученного материала [22, 24, 25, 53].

Список литературы

  1. Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения: пер. с англ. – М.: Прогресс, 1980. — 528 с.
  2. Батова Н.Я., Хомская Е.Д. Нейропсихологический анализ влияния эмоционального фактора на воспроизведение словесного материала // Вопр. Психол. 1984, № 3. С. 132-139.
  3. Бочарова С.П. Объем памяти и ценность информации // Проблемы психологии памяти. Вып. 1. – Харьков: Изд-во Харьк. Ун-та, 1969. С. 100-112.
  4. Бочарова С.П., Лактионов А.Н. Изучение интерференции в кратковременной памяти в связи с типологическими особенностями нервной системы // Вопр. психол., 1972, № 1. С. 37-45.
  5. Бочарова С.П. Некоторые особенности переработки информации в кратковременной памяти // Вопр.психол. 1976, № 2. С. 56-61.
  6. Бочарова С.П. Переработка знаковой информации в процессе памяти // Психологические проблемы переработки знаковой информации. – М., 1977. С. 140-149
  7. Бочарова С.П. Память как процесс переработки информации: Дисс. … д-ра психол. наук. – Л, 1976. – 365 с.
  8. Варданян Л.С. Ретроактивное торможение при запоминании наглядного и словесного материала: Автореф. Дисс. …канд. психол. наук. – Ереван, 1968. – 17 с.
  9. Варданян Л.С. Зависимость ретроактивного торможения от видов сходства между запоминаемыми материалами // Вопр. Психол. 1974, № 4. С. 133-136.
  10. Варданян Л.С. Влияние умственной деятельности на ретроактивное торможение у младших школьников // Исследование интеллектуальных возможностей и учебной деятельности младшего школьника. – Ереван, 1975. С. 21-24.
  11. Веселков А.Ф. К вопросу об извлечении сложного сигнала из памяти // Психол. Журн., 1984, Т 5, № 6. С. 126-129.
  12. Водейко Р.И., Яновский М.З. О зависимости ретроактивного торможения от утомления // Деятельность и психические процессы: Материалы V Всесоюзного съезда психологов СССР. – М, 1977. – С. 163-164.
  13. Воронин Л.Г., Коновалов В.Ф., Журавлев Г.И., Сериков И.С., Федотчев А.И. Экспериментальный анализ некоторых факторов, влияющих на воспроизведение запечатленной информации // Вопр. психол. 1980, № 3. С. 124-130.
  14. Выготский Л.С. Избранные психологические исследования.- М., 1956.
  15. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. – М., 1960.
  16. Горко Д.Д., Лактионов А.Н. Интерференция в процессе осуществления познавательно-мнемической деятельности. // Вестник Харьк. Ун-та, 1979. № 187: Психология памяти и обучения. Вып. 12 – С. 24-30.
  17. Зинченко П.И. Непроизвольное запоминание. – М.: Изд-во АПН РСФСР,1961. – 562 с.
  18. Зинченко П.И., Бочарова С.П., Невельский П.Б. Вопросы памяти. Материалы XVIII Международного психологического конгресса // Вопр. Психол. 1967., № 2. С. 143-157.
  19. Зинченко В.П. Продуктивное восприятие // Вопр. психол. 1971, № 6. С. 27-42.
  20. Зинченко В.П., Гордон В.М. Методологические проблемы психологического анализа деятельности // Системные исследования: Ежегодник 1975. – М.: Наука, 1976. С. 82 – 127.
  21. Зинченко В.П., Леонова П.Б., Стрелков Ю.К. Психометрика утомления. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1977 – 109 с.
  22. Изюмова С.А. Уровни памяти человека и их психофизиологические характеристики // Вопр. психол. 1984. № 6. С. 110-118.
  23. Колышкин В.В. Изучение роли интерференционных механизмов памяти в процессах адаптации // Вопр. Психол. 1982. № 6. С. 106 – 110.
  24. Корж Н.Н. Изучение динамики мнемических процессов // Психол. Журн. 1981. Т. 2, № 5. С. 100-106.
  25. Корж Н.Н. Едина ли память ? // Психол. Журн. 1984. Т. 5, № 1, С. 103 – 111.
  26. Кулан И.А. Физиология утомления при умственной и физической работе человека. – Минск, 1968. – 115 с.
  27. Лактионов А.Н., Середа Г.К. К вопросу о психологической природе интерференции в кратковременной памяти // Проблемы инженерной психологии и эргономики. Вып. 1. – Ярославль, 1974. С. 143 -149.
  28. Лактионов А.Н. Эффективность воспроизведения и узнавания в кратковременной памяти в случае проактивной и в случае ретроактивной интерференции // Вест. Харьк. ун-та, 1975. № 122.: Психология. Вып. 8 С. 20-28.
  29. Лактионов А.Н. О влиянии сходства деятельностей на уровни интерференции. // Деятельность и психические процессы. – М., 1977. С. 171-172.
  30. Лактионов А.Н, Тихомирова М.Ю. К вопросу о факторе трудности в интерференции // Вестн. Харьк.ун-та 1978. № 171: Психология памяти и обучения. Вып. 11. С. 11-18.
  31. Лактионов А.Н. Об уровневом характере регуляции интерференции // Вестн. Харьк. Ун-та 1982, № 224: Психология познавательных процессов. С. 28-33.
  32. Лактионов А.Н. Роль и место интерференции в мнемическом и познавательном действии: Дисс. … канд. психол. наук. – Харьков, 1983.- 137 с.
  33. Леонтьев А.Н. Развитие памяти. – М., 1931.
  34. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. – 4-е изд. – М.: Изд-во Моск.ун-та, 1981. – 584 с.
  35. Лурия А.Р. Маленькая книжка о большой памяти: Ум мнемониста. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1968. – 88 с.
  36. Ляудис В.Я Строение процесса запоминания // Проблемы психологи памяти. Харьков, 1969. – С. 21-40
  37. Ляудис В.Я. Память и процесс развития. — М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1976. – 253 с.
  38. Матлин Е.К. Влияние сходства заучиваемых материалов на их усвоение. // Вопросы психологии памяти. М., 1958. – С.195- 215.
  39. Михальцев И.Е. О физической трактовке механизмов памяти // Регулирующие механизмы памяти. – М.: Наука,1980. С. 7-17.
  40. Моргунова М.С. К психофизиологическому анализу ретроактивного торможения в связи с половым деморфизмом // Новые исследования в психологии. 1976. № 1. С. 22-28. – М.: Педагогика, 1976.
  41. Наринская А.Л. Динамика психологической работоспособности человека при различных режимах деятельности: Автореф. Дисс. … канд. Психол. наук. — М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1973. – 22 с.
  42. Невельский П.Б. Объем памяти и количество информации // Проблемы инженерной психологии. Вып. 2.:Психология памяти/ под ред. П.И. Зинченко. – Ленинград, 1965.- С. 87-95.
  43. Пандей Л.П. Условия возникновения ретроактивного торможения: Дисс. .. канд. Психол.наук. – М., 1970. – 121 с.
  44. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. — М.: Наука, 1982. – 309 с.
  45. Репкина Г.В. Исследование оперативных единиц памяти // Проблемы психологии памяти / под ред П.И. Зинченко. Харьков: Изд-во Харьк. Ун-та, 1969. – С. 41- 58.
  46. Роговин М.С. Проблемы теории памяти. – М.: Высшая школа, 1977- 181 с.
  47. Розанова Л.Г. Влияние мотивов деятельности на воспроизведение вербального материала в условиях помех// Вопр. психол. 1977, № 1. – С. 127 — 129.
  48. Романюк Е.А. Возрастные различия ретроактивного торможения в воспроизведении и узнавании // Деятельность и психические процессы. – М, 1977. С. 179.
  49. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – М., Госучпедгиз, 1946. – 704 с.
  50. Середа Г.К. Изучение психологической природы специфических эффектов памяти // Вест. Харьк. Ун-та, 1986. № 287 : Психология личности и познавательных процессов. – С. 38-45.
  51. Середа Г.К. Новый подход к пониманию природы памяти и теория функциональных систем // Вест. Харьк. Ун-та, 1978. № 171 : Психология памяти и обучения. Вып. 11 – С.3-8.
  52. Смирнов А.А. Проблемы психологии памяти. – М.: Просвещение, 1966.– 423 с.
  53. Халмова О., Шабова Э., Войку К. Влияние уровня активации на продуктивность памяти// Психологические исследования познавательных процессов и личности. – М.: Наука, 1983. – С.173 – 180.
  54. Шек М.П. Потери информации в зрительном анализаторе в зависимости от характера утомления // Вопр. Психол. 1963, № 1. – С. 111-113.
  55. Шиффрин Р.М. Процессы поиска и извлечения информации из памяти // Нормативные и дескриптивные модели принятия решения. – М.: Наука, 1981. – С. 281 – 296.
  56. Шлычкова А.Н. Изучение ретроактивного торможения при произвольном и непроизвольном запоминании // Вопр. психол., 1977, № 3.- С. 93-101.
  57. Шлычкова А.Н. О влиянии мыслительной деятельности на запоминание // Вопр. психол. 1980. № 6. – С. 90-96.

Егорова Э.Н., Заика Е.В. Память и интерференция. Монография.
Глава 2. Основные направления и результаты исследования интерференции в отечественной (советской) психологии с позиций деятельностного подхода. 2.1. Характеристика деятельностного подхода в изучении
памяти и интерференции (Егорова Э.Н.)

Оставьте ответ

Adblock
detector