Страница 1 из 11
Модератор форума: MOCKINGJAY, FORGERY 
Форум » Фан-зона » Фан-фикшн [Библиотека] » Под флагом смерти
Под флагом смерти
ЛукаваяКатяДата: Пятница, 09.09.2011, 13:31 | Сообщение # 1
Glorious

Группа: Завсегдатай
Сообщений: 1379
Репутация: 42
Статус: Offline
Опустошение в душе медленно заливало мельчайшие пути выхода и застывало подобно бетону. Опущенная голова, дрожащие пальцы, слезы, которые жгучими каплями разъедают нежную кожу. Поломанные ногти, под которыми застряли комья черной земли. Татуировка на запястье, словно траурная лента выделяется на бледной коже с синими дорожками вен. В звенящей тишине комнаты раздается громкое тиканье наручных часов, стрелки которых светятся бледно-зеленым фосфором.
Затылок немного ломит от неудобной позы и поднимающейся температуры. Я упорно разглядываю серые полосы на своей футболке, молясь, чтоб они перестали двигаться. Слегка передвигаю локоть и чуть поднявшись, упираюсь макушкой в столешницу. Вытягиваю ноги, которые становятся вдруг неуместными здесь и с отвращением смотрю на грязные стопы. Кто-то проходит рядом со столом, под которым я сижу и переступает через них. В панике поджимаю колени к животу, чтоб не обращали внимания. Мне сейчас это не нужно.
Длинные волосы висят мокрыми слипшимися веревками, с кончиков стекает грязная вода и оставляет на светлой футболке разбухающие влажные пятна. В кармане снова звенит мобильный, впрочем, уже не так уверенно. В динамик попала вода и теперь музыка звучит с легкими хрипами. Словно у моего телефона простужены связки или его легкие заражены раком.
Вдруг вспоминаю о нем, ведь он тоже болен раком. Мне сказали вчера вечером, когда я возвращалась из кинотеатра. Машину я бросила где-то на обочине, туфли остались лежать рядом с открытой дверью. До больницы я добиралась под дождем, босиком, поскальзываясь на мокрой траве и цепляясь пальцами за огромные булыжники, стараясь не упасть.
Помню сверкающий белизной холл, врачей в медицинских халатах и охранников, не пускающих меня к нему. Только когда вышел дядя Джеймс, меня наконец впустили в дорогую палату, стены которой были обиты итальянскими обоями с шелкографией. Не все ли равно, где умирать?
То, что он умирает, я знала наверняка. Слишком черными были синяки под глазами, слишком много аппаратуры было вокруг, слишком неуверенно врачи делали прогнозы. Как сотрудники метеослужб. Пациент скорее мертв, чем жив. Я решила, что меня тоже было слишком и поэтому ушла из госпиталя, оставив возле него лишь куртку, пропитанную запахом моих духов.
Я только вернулась в дом, и пока давала немного отдыха своему телу. Через несколько дней мне исполнится двадцать два, а я чувствую себя на шестьдесят.
Под столом появляется печальное лицо дяди Джеймса, который явно недоволен моим видом.
-Может хоть в душ сходишь?
Мотаю головой из стороны в сторону так усердно, что она начинает немного кружиться. От этого сразу начинает тошнить, но желудок пуст. Делаю глубокий вдох, еще один...
-Пойдем кофе попьем?
Поднимаю на него глаза и вдруг замечаю щетину нескольких дней, потухший взгляд, будто постаревшее лицо с бороздами морщин. А ведь ему только сорок шесть. Впрочем, как и …
киваю через силу и опираюсь на ладонь, протянутую мне сверху. Вылезаю из-под стола и оглядываю бардак, устроенный мной. Осколки разбитых напольных ваз, треснувшие стекла фоторамок, которые лежат на полу. Сорванные гобелены со стен и карниз, повисший на одном креплении.
-Прости. Я не хотела.
Джеймс кивает и обнимает меня одной рукой, другой держась за то место на груди, под которым прячется сердце. Не зря оно забралось поглубже, оказывается, его так легко разбить.
Мужчина включает кофеварку, не утруждая себя туркой. Правильно, сейчас можно закрыть глаза на привычки. Он сломал не только мою жизнь.
-Где ты была?
-Я не помню. Гуляла.
-Ты ведь понимаешь, так нельзя. Джесс, Тейлор не хотел бы этого...
-Джеймс, перестаньте. Я не маленькая девочка, которую вы катали на трехколесном велосипеде. Я вполне осознаю, какая сейчас на мне ответственность и не собираюсь делать глупостей. Я только прошу, не давите на меня.
Поднимаю глаза и вижу перед собой серьезные серые глаза и задумчиво сдвинутые брови. Через несколько мгновений легкий кивок и я снова перевожу взгляд на густой напиток, наполняющий маленькие чашки из тонкого фарфора.
-Хорошо. Ты только приведи себя в порядок, сейчас выпьем кофе и нужно ехать в больницу.
Молча киваю, делая маленький глоток обжигающего напитка. Язык мгновенно теряет все вкусовые рецепторы и дальше я продолжаю пить горячую воду. Впрочем, сейчас это даже к лучшему.
-Я не поеду. Хочу поехать к маме.
Удивленный взор Джеймса заставляет меня поднять глаза и показать, насколько я говорю серьезно.
-Да, я думал об этом. Конечно, ты можешь приехать позже. Или может мне с тобой съездить к Саванте?
-Нет. Спасибо Вам. Но... Я хочу побыть там одна. Нам нужно поговорить. Наедине.
Тихо допиваю свой кофе одним большим глотком, ощущая на дне густой осадок. Стараясь не морщиться, не переодеваясь выхожу во двор, нащупывая в кармане ключи от машины. БМВ приглушенно приветствует меня, щелкнув центральным замком и подмигнув узкими фарами. Видимо, кто-то пригнал ее к дому, прочитав фамилию на документах. Здесь нашу семью знают, никто не решится связываться.
Салон машины встретил меня теплыми сиденьями и тихой музыкой на незнакомой волне. Я принципиально не хотела звонить тебе, ведь в последний раз наш разговор не склеился. Я снова обвиняла, ты снова искренне не понимал, чего я от тебя хочу. Сейчас мне не до тебя, хотя единственный, кто смог бы мне помочь, это ты. Парадокс. Замкнутый круг, Беллз. Пора брать лезвие и выпутываться из твоей паутины. Через несколько дней у нас юбилей, шесть лет со дня знакомства. Какая символичная цифра, Мэтт. Через пару недель тебе исполнится двадцать семь. Отец всегда был против нашей связи. Точнее, он был против моего сумасшествия. А почему был? Ведь все еще против. Хотя, кого я обманываю? Сейчас ему точно не до нас. Странная жизнь, раньше ты боролся за меня, а теперь даже не узнаешь, почему я не звоню. Если вообще заметил.
Громкий смех испугал меня и я осторожно смотрю в зеркало заднего вида, ожидая увидеть на сиденье позади ужасное лицо. Но там нет никого, значит, это я смеялась.
Качаю головой, притормаживая возле кладбищенского забора. Привычно начинаю вспоминать ее, вышагивая по знакомой тропинке с примятой травой. Стройная модельная фигура, длинные каштановые волосы и зеленые глаза. Она всегда умела преподнести себя, даже если с утра не успела накраситься и уложить волосы. Даже в футболке и лосинах она выглядела божественно. Счастливую веселую молодую жизнь оборвал визг тормозов и обкуренный сын мэра на новеньком Бентли отца. Помню, я стою маленькая, неуклюжая, с ужасом взирающая на дорогу, по которой разметались ее волосы. В руках держу ее туфлю на высокой шпильке. Отец сидит возле нее на корточках, глядя на кровь, которая медленно капает из уголка губ. А из машины на меня смотрит бледное лицо с глазами и огромными зрачками, в которых читается непонимание.
Сажусь на холодную мраморную скамью, прикрывая глаза и поглаживая пальцами гладкий камень. Вновь открываю глаза и смотрю на могильную плиту, на которой начертана огромная буква S. Отец не стал писать полное имя, отговариваясь тем, что она не любила его. Настаивать было некому и все оставили, как есть. Я не буду ничего переделывать, оставлю на его совести. Может она и правда не любила свое имя, кто теперь скажет правду?!
-Мам. Привет. Дай мне знак, что ты здесь. Мне так много нужно тебе рассказать.
Рядом со мной пробежала пушистая рыжая белка, испуганно поглядывая по сторонам. Я киваю, решая, что такой знак меня вполне устраивает.
-Хорошо. Ты уже знаешь, что с папой. Я боюсь, он скоро присоединится к тебе. Мам. У меня никого больше нет. Мне двадцать один год, а у меня нет никого, кроме него. Есть Мэттью, но его как бы... нет. Ох, я сама не понимаю, есть он у меня или нет. Не это сейчас главное. Я люблю вас. Прости, что не стала, как ты. Я обменяла свою гордость на несколько мгновений счастья. И кстати, я начала носить каблуки, мам. Я даже заставила себя купить несколько пар, я знала, что тебе понравится.
В кармане вновь звенит мобильный, и я вытаскиваю теплую трубку. На экране высветилось имя Джеймса, пальцы вновь начинают дрожать, я знаю, что мне сулит этот звонок.
-Алло?
-Джесс. Ты где?
-Я у мамы. Говорите.
-Джесс. Тебе нужно приехать сюда. Он... Его больше нет. Мне жаль.
Я нажимаю на кнопку отбоя и кладу телефон на скамейку рядом с собой. Опускаюсь на колени перед наполированной могильной плитой и обнимаю себя руками. С неба падают первые капли весеннего дождя. В дали слышится раскат грома и буква S плавно закручивается перед моими глазами, извиваясь опасной змеей.
-Прости, мам.
Я кусаю губу, чтоб остановить вращение окружающего мира. Кожа лопает и соленая капля попадает мне в рот, отчего я кривлю лицо, но продолжаю кусать все сильнее. Нежная молодая трава, ореолом обрамляющая могилу, тихо шелестит под порывами теплого ветра. Кладу на нее руки и сжимаю кулаки, с треском выдирая ее с корнями, на которых повисли черные комья жирной земли. Наконец понимаю, что мне не выбраться самой и забираюсь на плиту с ногами, прижавшись к памятнику. Упругие струйки дождя смывают косметику с моего лица и заливают все вокруг прозрачной водой. Больше не сдерживая себя, кричу во всю мощь, пытаюсь вылить всю свою боль через крик, через голос. С надрывом, с всхлипами, стучу кулаками по твердому, равнодушному камню.
Слышу шорох шин по гравию у забора, хлопок двери и мягкие шаги, приближающиеся ко мне. Вижу тебя, твое сосредоточенное лицо, когда ты подходишь ко мне и садишься на корточки возле меня. Зауженные черные брюки, футболка с изображением стадиона, черные кеды и черное кашемировое пальто. Ты выглядишь лучше обычного. Сейчас ты похож на ангела. Ангела смерти. Только что ты принесешь мне?
-Не прогонишь?
В твоем голосе не слышится насмешка, только вопрос.
-Пошел вон.
С шумом выдыхаю воздух из легких и притягиваю тебя к себе. Ты упираешься руками о мокрую землю и садишься на плиту рядом со мной. От тебя приятно пахнет уютом и защитой. Так нельзя, ты снова разобьешь меня. Но сейчас мне уже все равно. Прижимаюсь к тебе всем телом и ты целуешь меня в макушку, пуская под пальто мои руки. Обвиваю твою тонкую талию и впитываю тепло, исходящее от твоей кожи.
-Я теперь сирота. Наследница, твою мать. Я не знаю, что мне делать дальше.
-Я помогу тебе. Ты же знаешь, я всегда возвращаюсь.
Молча киваю, пряча заплаканное лицо в вороте твоего пальто. Губами касаюсь твоей шеи и чувствую, как под бледной кожей пробивается уверенный пульс.
-Теперь ты, это все, что у меня есть. Помни об этом, когда в следующий раз исчезнешь.
-Я всегда об этом помню. Именно поэтому я здесь.
-Прости.
Ты киваешь и еще крепче прижимаешь меня к себе. Дождь успокаивается, и позволяет солнцу выглянуть из-за огромной черной тучи. Мой телефон, залитый водой, вновь разрывается громким звонком, но я не встаю, разрешая себе расслабиться рядом с тобой. Из динамиков глухо слышится твой голос, выводящий чистые ноты.
-Остановись,
Ты заметишь,
Что ты ответственен за все, что ты сделал...

© Copyright: Лукаваякатя, 2011
Свидетельство о публикации №21109090494


Умирают те, кого люблю. Вывод – не любить никого, пусть живут.
 
veronika-solntsevaДата: Пятница, 16.09.2011, 12:25 | Сообщение # 2
Screenager

Группа: Проверенные
Сообщений: 131
Репутация: 9
Статус: Offline
Спасибо,Кать:)

Вас окрестили одним именем,
Вам дали ум от рождения,
Вам доверили возможность понимать космос во всех его бесчисленных проявлениях.
Свет нашей музыки будет вечным.
Имя нам-мьюзеры.
 
ЛукаваяКатяДата: Понедельник, 26.09.2011, 11:12 | Сообщение # 3
Glorious

Группа: Завсегдатай
Сообщений: 1379
Репутация: 42
Статус: Offline
veronika-solntseva, я знала, что ты поймешь))

Умирают те, кого люблю. Вывод – не любить никого, пусть живут.
 
firen_brenelДата: Вторник, 17.12.2013, 00:54 | Сообщение # 4
Hyper Music

Группа: Проверенные
Сообщений: 151
Репутация: 4
Статус: Offline
Скажи, Катя, а ты еще пишешь? Я видела этот цикл на фикбуке, но потом он потерялся...

We will be victorious!

Миром правит любовь? Глупости. Миром правит фотосинтез.

Don't misbehave!
 
Форум » Фан-зона » Фан-фикшн [Библиотека] » Под флагом смерти
Страница 1 из 11
Поиск:

В магазине

В магазине

В магазине